Афоризмы Раневской. Часть 5.

3629  10-05-2012, 16:08 

Получаю письма: "Помогите стать актером". Отвечаю: "Бог поможет!"

"Шкаф Любови Петровны Орловой так забит нарядами,что моль, живущая там, никак не может научиться летать!"

После смерти подруги-актрисы:
"Хотелось бы иметь её ноги - у неё были прекрасные ноги! Жаль - теперь пропадут....

"Дарить надо то, что жалко!"

Бог мой, как я стара - я еще помню порядочных людей!

Я не верю в духов, но боюсь их.

Сейчас долго смотрела фото - глаза собаки человечны удивительно. Люблю их, умны они и добры, но люди делают их злыми.

Читаю Даррела, у меня его душа, а ум курицы. Даррел писатель изумительный, а его любовь к зверью делает его самым мне близким сегодня в злом мире.

Если бы я часто смотрела в глаза Джоконде, я бы сошла с ума: она обо мне знает все, а я о ней ничего.

Погода ваша меня огорчила, у нашей планеты явный климакс, поскольку планета - дама! (из письма А.Щеглову в Кабул, 1983)

Когда у попрыгуньи болят ноги, она прыгает сидя.

Оптимизм - это недостаток информации.

- Фаина Георгиевна, вы опять захворали? А какая у вас температура?
- Нормальная, комнатная, плюс восемнадцать градусов.

Находясь на гастролях, группа артистов, среди которых была и Раневская, от
нечего делать отправилась днем в зоопарк. В одной из клеток увидели оленя, на
голове которого вместо двух рогов выросло целых четыре.
- Какое странное животное! Что за фокус? - удивился кто-то.
- Я думаю, что это просто вдовец, имевший неосторожность снова жениться, -
предположила Фаина Георгиевна.

О своих работах в кино: 'Деньги съедены, а позор остался'.

- Когда я умру, похороните меня и на памятнике напишите: "Умерла от отвращения".

- Берите пример с меня,- сказала как-то Раневской одна солистка Большого театра. - Я недавно застраховала свой голос на очень крупную сумму.
- Ну, и что же вы купили на эти деньги?

Я уже давно ничего не читаю. Я перечитываю и всё Пушкина, Пушкина, Пушкина. Мне даже приснилось, что он входит и говорит: «Как ты мне, старая дура, надоела!»

— Жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка.

- Сняться в плохом фильме - всё равно что плюнуть в вечность.

Когда в Москву привезли «Сикстинскую мадонну», все ходили на неё смотреть. Фаина Георгиевна услышала разговор двух чиновников из Министерства культуры. Один утверждал, что картина не произвела на него впечатления. Раневская заметила:
- Эта дама в течение стольких веков на таких людей производила впечатление, что теперь она сама вправе выбирать, на кого ей производить впечатление, а на кого нет!

Артист "Моссовета" Николай Афонин жил рядом с Раневской. У него был "горбатый" "Запорожец", и иногда Афонин подвозил Фаину Георгиевну из театра домой. Как-то в его "Запорожец" втиснулись сзади три человека, а впереди, рядом с Афониным, села Раневская. Подъезжая к своему дому, она спросила:
— К-Колечка, сколько стоит ваш автомобиль?
Афонин сказал:
— Две тысячи рублей, Фаина Георгиевна.
— Какое блядство со стороны правительства, — мрачно заключила Раневская, выбираясь из горбатого аппарата.